пещера Махпела

пещера махпела

Хеврон: пещера Махпела

На Святой Земле Израиля, в древнейшем Хевроне, в самой старой его части, находится одно из самых высокочтимых святых мест в первую очередь для евреев, но, конечно же, и для всех христиан и даже мусульман — пещера «Махпела».

Название «Махпела» на иврите означает «двойная» или «парная». Сейчас невозможно определить,  как и от чего произошло это название, но есть мнения, что данное название могло произойти из-за природного строения самой пещеры (она имела два яруса), или из-за каскадного расположения пещеры и окружающего ее поля.

Сам древний город Хеврон, в котором находится гробница «Махпела»,  является одним из древнейших и известнейших городов мира. Хеврон раскинулся в южной части гористой Иудеи, в живописной и зеленой долине. Еще в первом веке нашей эры известный еврейский историк Иосиф Флавий утверждал, что Хеврону уже 2400 лет. Он заявлял, что израильтяне, выбравшие оседлый образ жизни, стали селиться в нем еще во времена праотца Авраама. Город Хеврон уже тогда получил статус одного из шести городов-убежищ Святой Земли.

Хеврон был и первой древней столицей государства. Именно из Хеврона  первые шесть — семь лет своего правления, до завоевания Иерусалима и переноса туда столицы, правил страной царь Давид. А еще намного раньше, праотец Авраам, чтобы устроить родовой склеп, купил в окрестностях города у Ефрона Хеттеянина  кусок земли с пещерой, где согласно преданию  уже находились могилы Адама и Евы.

О том, что в пещере уже покоились Адам с Евой, мы узнаем из древних рукописных источников. Так святой Августин в своих трудах упоминает царя по имени Зевульф, который посещал Святую Землю в начале двенадцатого века, и который сообщает о том, что в пещере «Махпела» кроме праотцов и праматерей человечества похоронены еще и первые люди —  Адам и Ева. Об этом также пишется и в трактате неизвестного автора тринадцатого века «О земле Иерусалимской». О покупке Авраамом поля с пещерой «Махпела», для того чтобы похоронить там свою жену Сарру, подробно пишется в первой книге Моисея – Бытие:

«Жизни Сарриной было всего сто двадцать пять лет: вот лета жизни Сарриной; И умерла Сарра в Кириаф-Арбе, что отныне Хеврон, что в земле Ханаанской. И пришел Авраам рыдать по Сарре своей и оплакивать ее. 

И оплакав, отошел Авраам от умершей Сарры жены своей, и разговаривал с сынами Хеттовыми, и сказал: «Я у вас пришелец и поселенец; дайте мне в собственность место для гроба между вами, чтобы мне умершую жену мою Сарру схоронить от глаз моих».

Сыны Хеттовы отвечали Аврааму, и сказали ему: «Послушай нас, Господин наш; ты праведный князь Божий среди нас; в лучшем из наших погребальных мест похорони умершую Сарру жену твою; никто из нас не откажет тебе в погребальном месте, для погребения умершей жены твоей Сарры».

Авраам встал и поклонился народу земли той, сынам Хеттовым; и сказал: «Если вы согласны, чтобы я похоронил умершую Сарру жену мою, то послушайте меня, попросите за меня Ефрона, сына Цохарова, чтобы он отдал мне пещеру Махпела, которая у него на конце поля его, чтобы за довольную цену отдал ее мне посреди вас, в собственность для погребения».

Ефрон же был и сидел посреди сынов Хеттовых; и отвечал Ефрон Хеттеянин Аврааму вслух сынов Хетта, всех входящих в ворота города его, и сказал: «Нет, Господин мой, послушай меня: я дарю тебе поле и пещеру, которая на нем, дарю тебе, перед глазами сынов народа моего дарю тебе ее, похорони умершую жену твою Сарру».

Авраам поклонился перед народом земли той и говорил Ефрону вслух народа земли той и сказал: «Если послушаешь, я даю тебе за поле серебро; возьми у меня, и я похороню там умершую жену мою Сарру».

Ефрон отвечал Аврааму и сказал ему: «Господин мой! Послушай меня: земля стоит четыреста сиклей серебра; для меня и для тебя что это? Похорони умершую твою Сарру». Авраам слушал Ефрона; и отвесил Авраам Ефрону серебра, сколько он объявил вслух сынов Хеттовых, четыреста сиклей серебра, какое ходит у купцов. 

И стало поле Ефрона Хеттеянина, которое при Махпела, против Мамре, поле и пещера, которая на нем, и все деревья, которые растут на поле, во всех пределах его вокруг, владением Авраамовым перед глазами сынов Хеттовых, всех входящих в ворота города его.

После этого Авраам похоронил Сарру, жену свою, в пещере поля в Махпела, против Мамре, что ныне Хеврон, в земле Ханаанской. Так достались Аврааму от сынов Хеттовых поле и пещера, которая на нем, в собственность для погребения» (Бытие, глава 23).

С тех пор, когда праведный Авраам приобрел в собственность поле и находящуюся на нем пещеру,  пещера «Махпела» стала основным местом погребения библейских патриархов.  Сегодня над пещерой возвышается древний монумент со стенами высотой в некоторых местах до двенадцати метров. Кладка стен состоит из обтесанных камней длиной более семи  метров. По стилю  здание сродни строениям Иерусалима и относится к временам царя Ирода Великого.  Иосиф Флавий пишет, что усыпальницы патриархов сделаны весьма искусно, из прекрасного мрамора, однако Флавий ничего не пишет про внешние стены.

Гробницы и надгробья Авраама и жены его Сарры расположены в центре мемориала, Иакова и его жены Лии — в северо-западной части (вероятно, у бывшего первоначального входа), а праотца Исаака и Ревеки — в юго-восточной части. Есть мнение, что самая первая постройка не имела крыши.

В эпоху византийского правления южная часть здания с гробницами Исаака и Ревеки была превращена в церковь, ставшую в дальнейшем мечетью. В полу мечети были проделаны два отверстия, соединяющие пещеру и комнату, одно — заложено сейчас каменными плитами, другое — открыто. В открытое отверстие, по мусульманской традиции, опускается зажженная лампада.

Вид подземелий части пещеры «Махпела» — загадка, но по имеющимся письменным источникам можно сделать выводы, что пещера представляет собой двойную пещеру, соединённую узким проходом. Вполне возможно, имеется ещё одна  внутренняя пещера. О существовании других входов в эти гроты, помимо расположенных в мечети, пока неизвестно.

В 1267 году мамлюкский султан Бей барс I запретил христианам и иудеям входить в пещеру. При этом, иудеям все-таки позже было позволено подниматься на пять, а еще позднее – на семь ступенек по внешней восточной стене и опускать записки с просьбами к Господу в отверстие в стене около четвертой ступеньки. Это отверстие, проходящее через всю толщу стены в два с половиной метра и ведущее внутрь пещер под полом, впервые упоминается в 1521 году и, по всей видимости, было проделано по просьбе местных иудеев Хеврона после уплаты ими значительной взятки.

Декрет султана Бей барса I о запрете на вход евреев и христиан в пещеры соблюдался до двадцатого столетия. Хотя были и исключения. Так, в 1862 году благодаря особым отношениям Турции и Великобритании османские власти Хеврона позволили посетить пещеру «Махпела» английскому принцу Уэльскому Эдуарду, который получил на это личное разрешение самого султана Абдул-Азиса I. Так, он оказался первым христианином, который спустя шесть столетий (с 1266 года) посетил пещеру «Махпела».

Только в 1967 году, после победы Израиля в Шестидневной войне, доступ евреев и христиан в пещеру был вновь официально открыт после семисот летнего перерыва. Сегодня территория святыни управляется мусульманской общиной, однако часть комплекса работает как синагога.

Погребальная усыпальница библейских праотцов с древнейших времен окружена загадками. Предания и легенды пронизаны мистицизмом и таинственностью.

Так, в одном из преданий сообщается о том, что после уничтожения Первого Храма в Иерусалиме, Всевышний послал пророка Иеремию на могилу праотцов с вестью о случившемся, и тогда праотцы, узнав о падении Храма, усопшие физически, но живые духовно, разодрали на себе одежды и горько зарыдали. Из усыпальницы слышался плач и стенания….

Еще одно предание гласит, что в 1643 году пещеру «Махпела» посетил султан Сулейман. При осмотре мечети он нечаянно уронил свой клинок в отверстие в полу, через которое он попал в погребальный грот. По приказу Сулеймана за клинком были на веревках спущены слуги, но назад всех их поднимали мертвыми. Видя все это, местные жители-мусульмане насмерть перепугались, и стали даже под страхом смертной казни отказываться спускаться вниз. Тогда один из советников Сулеймана посоветовал ему послать евреев достать саблю.

Авраам Азулай (известный нам как автор нескольких книг, включая наиболее известную «Хесед ле-Авраам») храбро взял на себя эту задачу и спустился в грот. Там он увидел Адама и Еву, Авраама и Сарру, и других праотцов, которые объявили ему, что он должен остаться с ними и покинуть материальный мир. Однако для того, чтобы гнев Сулеймана не закончился преследованием евреев, Аврааму Азулаю было дозволено стать первым в истории смертным, вернувшимся на время из пещеры праотцов. Сабля была возвращена султану, а через день Авраам Азулай скончался.

Географически Хеврон входит в так называемый «Иерусалимский спелеологический район». Эта территория впечатляет своими разнообразными уникальными спелеоформами. Так, известняки Офры – это огромные каровые поля, испещренные вертикальными каминами глубиной до пятидесяти и больше метров, а известняки Бейт-Шемеш – обширные горизонтальные пещеры, зона Вифлеема и Хеврона – целые карстовые системы.

С древнейших времен пещеры на этой территории применялись человеком под склады, для жилья, для загонов скота, под мастерские и так далее. Сегодня на углу святой пещеры «Махпела» можно увидеть классический карстовый провал окружностью в шесть метров и глубиной в пять метров. Его дно зацементировали, а на вопрос, что это за углубление, гиды уже пару десятков лет отвечают, что это – «бассейн». В реальности же, по геологической карте  – это открытый фрагмент разлома, который в тридцати км восточнее заканчивается бьющим ручьем, несущим свои воды в Мертвое море.

После того, как 8 июня 1967 года в ходе Шестидневной войны город Хеврон был оккупирован Армией Обороны Израиля, вход в погребальный склеп патриархов был вновь разрешен евреям и христианам. Многие посетители из любопытства пытались проникнуть в погребальную камеру через узкий проем в полу мечети (в который когда-то упала сабля султана). Но это оказалось невозможным, так как диаметр проема не превышает 30 см и человек в него по комплекции не проходит.

Но это удалось сделать девочке-подростку. Об этом рассказывает Моше Даян – в то время бывший министром обороны Израиля в своей книге «Жить с Библией». Он пишет: «Спустилась в проем Михаль – дочка одного из наших офицеров, тоненькая двенадцатилетняя девочка, храбрая и сметливая, не испугавшаяся неизвестности и легенд.…Спустившись в пещеру с фонариком и фотоаппаратом, она сделала снимки и карандашные наброски увиденного. Выяснилось, что в гроте имеются надгробия, арабские надписи «Х век по Р.Х.», ниши и ступеньки, ведущие наверх, к заделанному выходу».

Сама Михаль позже описала свой спуск так: «В среду, 9 октября 1967 года, утром мама спросила у меня, не соглашусь ли я спуститься в подземелье грота «Махпела».… Автомашина тронулась, и вскоре мы приехали в Хеврон…  Я вылезла из машины, и мы пошли к мечети. Я увидела проем, через который должна была пролезть. Его промерили, его диаметр оказался28 см. Меня всю перевязали веревками, подали мне фонарик и коробку спичек  и начали осторожно спускать. Приземлилась я на кучу бумаги и бумажных денег. Я очутилась в квадратном помещении. Напротив себя я увидела три надгробия, среднее выделялось, так как было более высоким и более разукрашенным, чем два остальных. В стене напротив я увидела небольшой квадратный проем. Наверху немного ослабили веревку, я пролезла в проем и оказалась в низком, узком коридоре, стены которого были высечены в скале. Этот коридор напоминал прямоугольную коробку. В конце его была сделана лестница, и её ступеньки упирались в глухую стену…  Я промерила шагами узкий коридор: получилось 34 шага. При спуске я насчитала 16 ступенек, а при подъеме только 15. Я проверяла пять раз, но итог оставался тем же. Каждая ступенька была высотой около 24 см. Я поднялась по ступенькам в шестой раз и стукнула несколько раз в потолок. Раздался стук в ответ. Я вернулась назад. Мне подали фотоаппарат, и я снова спустилась и все сфотографировала: квадратное помещение, все надгробия, узкий коридор и лестницу. Опять поднялась, взяла карандаши  и бумагу и снова спустилась и сделала зарисовки. Промерила комнату шагами: шесть шагов на пять шагов. Ширина каждого надгробия – один шаг и расстояние между надгробиями также один шаг. Ширина коридора также получилась равной одному шагу, а его высота —метр. Меня вытащили».

Кроме этого описания более подробного пока просто не существует. Благодаря этому скромному описанию девочки мы, хоть примерно, но можем представить внутреннее устройство погребального грота.

Сегодня проем, через который спускалась в склеп Михаль, накрыт каменной плитой, больше в подземелье никто не опускался, и за этим зорко следят надзиратели мечети и израильские полицейские. Единственное отверстие в грот, которое открыто, – это проем, находящийся под балдахином на четырех столбах. В него опускают по мусульманской традиции неугасимую лампаду. Свет зажженной лампады можно увидеть, заглянув внутрь отверстия. Этот свет должен символически напоминать всем верующим и туристам «Махпела» о том свете райского блаженства, который, по легенде, именно здесь увидел праотец Адам.